13:35 

О "Доне Карлосе" в Большом

Vasusa
В субботу был мой день рожденья, а в воскресенье я попала в Большой на "Дона Карлоса" с Марией Гулегиной, и это один из роскошнейших подарков, который только можно получить.

"Дон Карлос" - самая длинная опера Верди ("Сам композитор иронизировал по этому поводу: «Наконец я стал почти идеальным вагнерианцем»" - цитата с сайта БТ), и именно из-за этого история ее постановок ужасно запутана. Существует три редакции оперы: одна из пяти актов с балетом, другая из четырех актов и третья, состоящая из четырех актов с прологом, но без балета. Версия Ковент-Гарден, в которую я влюбилась, - постановка оперы в смешанной редакции (к слову, эта же версия идет в Мариинском театре), а Большой выбрал для постановки редакцию вторую, но масштаб действа при этом ничуть не уменьшился. "Дон Карлос" сам по себе очень многоплановый спектакль: политический конфликт тесно переплетен с любовным, а действие разворачивается на фоне конкретных исторических событий, так называемой Последней Итальянской войны (1556 г.), в ходе которой Франция и Испания заключают перемирие после многолетней грызни за европейское главенство.

Говоря о постановке Большого, начать хочется с воздушных и вместе с тем монументальных декораций. Пространство оформлено таким образом, что сцена и впрямь становится огромной дворцовой залой: уходящие в перспективу каменные панели создают ощущение глубины, притом что и сама сцена действительно увеличивается едва ли не вдвое. В массовых сценах сожжения еретиков или явления Филиппа II такой размах добавляет торжествености и пышности.

И декорации и костюмы выполнены в мрачных, темных тонах, соответствуя общему духу обреченности самой оперы. Как раз таки в отличие от Ковент-Гардена, в постановке Большого Елизавета и Карлос не встречаются в Фонтенбло, а к началу оперы давно уже мучаются от невозможности быть вместе. Костюмы, конечно, роскошные и совершенно в духе испанских традиций 16 века, поэтому погружение в мрачную историческую действительность полное.

Исполнители 8 февраля были прекрасны все до единого, кроме Гектора Сандоваля, молодого мексиканца, исполнявшего партию Карлоса. После Виллазона трудно представить в этой роли кого-то столь же харизматичного, но у Сандоваля оказался слабоватый лирический тенорок, немного не вязавшийся с образом благородного, храброго, но несчастно влюбленного королевского сына. В партии Елизавета пела Вероника Джиоева, обладательница восхитительного глубокого сопрано, а меццо-сопрановскую партию Эболи исполнила сопрано Мария Гулегина. Гулегина поразительна, она - будучи одна на сцене - спокойно держала весь зал Большого и после знаменитой "O don fatale" сорвала заслуженную овацию.

Баритонам и басам тоже хочется петь дифирамбы: Игорь Белосельский, Игорь Головатенко, Вячеслав Почапский - это те, на кого стоит идти на любой спектакль не раздумывая. Головатенко вообще в роли маркиза ди Позы затмевает Сандоваля, рядом они смотрелись смешно, но зато без гейских намеков Виллазона и Кинлисайда.

Несмотря на некоторую затянутость, "Дон Карлос" остается настоящей вердиевской оперой с целой россыпью красивейших арий и мотивов. В скрипичное соло из "Ella giammai m'amo" невозможно не влюбиться, в этом мотиве - вся любовь и тоска Филлипа, вынужденного быть жестоким к Элизавете. Человека, чье сердце так страдает, невозможно считать злым гением, он такая же жертва долга, как и Карлос, и сама Елизавета. Карлос и Филлип не антагонисты, но соперники, и, на мой взгляд, учитывая глубину этого персонажа, опера вполне могла бы называться "Филлип II".

Версия Большого вполне классическая, основательная и добротная. Для счастья больше и не надо!





@темы: музыка, отзывы, театр

URL
   

Кофе с корицей

главная