15:56 

О "Хованщине"

Vasusa
Кто-то тут обмирает по Колину Ферту, а моя новая любовь - Модест Мусоргский. Точнее, его "Хованщина", премьера которой на днях состоялась в МАМТе.

Эта опера - о стрелецком бунте семнадцатого века и о временном властвовании в Москве внязя Ивана Хованского, но еще - и в больше степени - это размышления о самой Руси, ее духе и судьбе. То есть, о судьбе нашей: Мусоргский в письме к критику В.В. Стасову крайне точно указывает на главную русскую особенность: "Ушли вперед!" – врешь, там же! Бумага, книга ушла – мы там же. Пока народ не может проверить воочию, что из него стряпают, пока не захочет сам, чтобы то или то с ним состряпалось, – там же!"

Насколько глубоко это замечание, настолько же объемна опера, которую Мусоргский называет "народной музыкальной драмой". В нее, с этими тягучими, тревожными и надрывными мелодиями и хорами, я влюбилась, и постановка в МАМТе оказалась весьма и весьма достойной; не выдающейся, как "Аида", но очень крепкой, масштабной и при этом лаконичной.

Сцена - огромный серый дощатый сарай, достойный Архстояния. В нем и происходит все действие, а еще постоянно возят телеги, раздувают самовар, моют пол или купают ребенка. Декораций по минимуму, зато на сцене почти всегда многолюдно и многоголосно. Сама постановка чуточку скучна, хотя не лишена и вынимающих душу мест. Пробирает до мурашек, например, сцена казни стрельцов, в которой те скидывают красные кафтаны на лавки и укладываются на них шеей, как на плаху, готовые к смерти. В остальном же действие разворачивается как в каком-нибудь историческом фильме, размеренно, с долгими статичными сценами и в не меняющимся антураже. Афиша оперы, наверное, оказалась более подвижна, чем сама опера.

Переживала больше не за постановку, а за исполнителей, так как попадала на второй состав. Минский гастролёр Андрей Валентий (Иван Хованский), пел неплохо, но впечатления радеющего за стрельцов "бати" не произвел. Хотя выглядел очень фактурно, к тому же очарования добавила порезанная по ходу действия ладонь. Пел на кураже и немного косил под Шаляпина Дмитрий Степанович (Досифей), прекрасно исполнила партию Марфы стажерка (!) МАМТа Наталья Зимина. Алексей Шишляв (Шакловитый) в том же образе мрачного интригана, что и в "Тоске", был невероятно хорош! Нажмиддин Мавлянов (Андрей Хованский) запомнился только тем, как отстраненно ел из кулька клубнику, прохаживаясь между готовых в смерти старообрядцев и предлагая время от времени эту клубнику то одному, то другому. К слову, он очень хороший артист, Петер Штайн даже приглашал его в постановку "Аиды" для Ла Скала, премьера которой прошла в МАМТе год назад и в которой Мавлянов пел Радамеса. Мавлянов отказался от приглашения в пользу Хованщины.

В целом, "Хованщину" можно похвалить: замечательные исполнители, исторически точные костюмы с налетом и вневременья и достаточно много психологизма. Еще бы на основной состав попасть, и счастью не будет предела.




@темы: театр, отзывы, музыка

URL
   

Кофе с корицей

главная